ремонт часов casio в москве X. Часы — аксессуар или предмет интерьера, который актуален во все времена. Часы указывают на статус человека, его положение в обществе.

Введение

Демьян Бедный — большой мастер. О нем много писали. Его часто хвалили. Но отдельные стороны его творчества еще не достаточно вскрыты. Так, почему то до странности мало внимания уделено его агитке, классическому образцу агитационной поэзии. У нас об агитке вообще почти ничего не писали, а некоторые сочли свой долг исполненным после того, как агитку презрительно обругали и забыли.

Это ошибка. Агитка заслуживает внимания, а у первейшего ее мастера, у Демьяна Бедного, можно многому в этом искусстве научиться.

Характерные черты агитки удобнее всего проследить в боевых стихах Демьяна Бедного, на батальной поэзии эпохи гражданской войны. Это — творчество высокого достоинства. О демьяновской агитационной поэзии еще будут писать. Ее будут изучать. Ей станут подражать. Ведь гражданская война еще не миновала, Она пронесется знойным смерчем по Европе и Азии. Пролетарии иноземных государств будут формировать боевые полки, будут проводить мобилизации, будут яростно сражаться, и в огне войны им понадобится песня, громкая, звучащая, победная — демьяновская батальная поэзия.

Склонность трактовать батальную поэзию Д. Бедного как агитационный, т. е. ничего не строящий жанр, распространена за пределы буржуазно-литературного лагеря.

— Ведь это агитка!... — услышишь зачастую оценку того или иного произведения, и в этом слове звучит нарочитое снижение.

Что многие стихи Е. А. Придворова являют продукт агитационного творчества — это верно, а цикл «Богатырский бой» почти сплошь агит-стихи, но самое понятие агитационной поэзии еще не установлено у нас, равно как ее значение не расценено по заслугам. Вес агит-поэзии военного периода, эпохи гражданской войны не ощущается нами, не чувствуется по той же причине, почему мы не видим цвета воздуха, а для рыб незрима окраска вод: мы еще не удалились на такое от гражданской войны расстояние, чтобы повседневность ее расценивать как героику. Но чем дальше, тем больше мы будем проникаться величием той эпохи; тем выпуклее будут очерчиваться ее атрибуты, тем четче будем понимать и вернее ценить факторы победы, а среди них оценим и значение агитационной поэзии. Только тогда будет воздано должное Демьяну как классическому мастеру агитки.

Его военные стихи — агитка?

Но разве это не поэзия и не труднейший ее вид! Надо обладать поистине громадным талантом, чтобы приблизить к народным массам злободневные вопросы политики, острым призывом к действию оформить массовые выступления и придать им цель. Агитка— это лозунг, сообщаемый миллионам, но лозунг, рассчитанный на эмоциональные воздействия. Вот бесформенное, косное, серое месиво лиц, доставшихся от царских времен. Им надо внушить волю к организованным действиям, успокоить их или взволновать, дать направление их переживаниям.

Здесь-то и показал свою силу классик агит-стихов, Д. Бедный. В данном случае ареной для плодотворного цветения его боевой агитки была гражданская война. Правда, агитка может служить и хозяйству, и просвещению, и мелким деталям быта. Но в приложении к гражданской войне она проявляет себя наиболее ярко. Редкий вид искусства до такой степени волновал читателя, слушателя.

Деревня переживала в течение 1914 — 1917 годов ужас войны. Она уже согласилась с большевиками, что война — бедствие, что надо бросать окопы и итти домой. И вдруг —1918 год, и те же большевики провозглашают: война и мобилизация! Вот когда агит-поэзия творит чудеса, а сам Демьян из Терсита — разлагателя войск1, обращается в Тиртея, победного песнопевца.

Если кто пожелал бы бегло, мимоходом ознакомиться с батальною агиткою и сейчас впервые прочитал бы агит-песню в Собрании сочинений Демьяна Бедного, — он, пожалуй, удивился бы: в чем же ее, дескать, ценность! В книге агит-поэзия теряет свою силу, как тигр в клетке или театральная постановка «печатном тексте. Разве передаваема трактовка и нюансировка Клемперера2 в нотах партитуры! Разве мы забудем 1918 — 20 годы в окружении фронтов! И лозунги партии! И пламенные призывы вождей! Лишь тот, кто помнит жуткие те годы, кто дрался под боевыми нашими знаменами, кто ждал в осаждаемых городах, кому знаком трепет виселиц и экзекуций, — только тот постигнет истинную цену агитационного воздействия. Мы помним с фронтов тревожные депеши: «Положение трудное. Части гнутся. Пришлите коммунистов. Шлите агитационную литературу». Поднять настроение в бою, в походе, в лагерях, в тылу и на фронте — это великое дело. Вселить уверенность в победе, внушить к ней волю, разъяснить правоту нашего дела, — все это составляет великую задачу агитации. Митинг разъясняет. Приказ подстегивает. Боевая поэзия вдохновляет: в этом значение и смысл батального творчества.

Кто не помнит этого мутного ощущения страха перед боем! Самый процесс схватки, бой непосредственно не так жутки, как дни канунные, эти монотонные дни и ночи, когда подлая робость ткет свою паутину. Люди подавлены. Мышцы вянут. Воля притуплена. Вот тут-то песня незаменима. Веселая частушка, молодцеватый раек, добрый марш — эти предбоевые возбудители творят чудо. Умный командир знает цену любимой песне. В походе песня мила, как друг. Полковые песенники — известные любимцы и баловни.

Как велика художественная ценность агитки? Она определяется быстротою своей эффективности и множеством захватываемых ею лиц. Чем быстрее действует агитка, чем большие массы она вовлекает в круг предназначенных переживаний и действий, тем ценнее, тем драгоценнее она. Эффект агитки должен заявить о себе немедленно. Пусть сила воздействия недолговечна; это второстепенное качество не идет в счет, или, вернее, почти не идет, ибо емкость агит-художественного произведения заряжается не столько долговечностью, сколько стремительностью. Агитационно-поэтическое творчество заранее рассчитано на массового потребителя. Демьян Бедный обращает свою мелодию к рабочему классу (миллионы!) или к крестьянству (десятки миллионов!), иногда — к населению, более ограниченному, как то: к рабочим, находящимся за кардоном белых войск3, или к солдатам вражеского стана4. Зачастую его читатель (слушатель) ограничен территориально. Это казачество, или поволжане, или крестьянство Севера, Сибири и пр. Во всех случаях он имеет перед собой густые массы целины. Чем глубже борозды эмоциальной пахоты, чем больше сердец откликнется на зов поэта, тем выше значение агит-песни, агит-частушки, агит-былины.

Революция дает лозунг. В быстроте его усвоения, может быть, кроется благополучие страны. Требуется молниеносный эффект. Все это волнует поэта, он вбирает в себя суть момента, проникается, вдохновляется, и уже его плодоносный мозг разрешается агиткой; она лихорадочно набирается в типографии, тискается, выправляется, и печатный станок захлебывается в перебоях. А с рассветом быстрые поезда и неутомимые радио разносят по всей стране очередную песню или боевой марш. Тысячи сердец вибрируют радостью и надеждой, страх уползает, и муть оседает на дно. Вот где причина удачи демьяновских агиток, вот где источник многомиллионного эха. Поэту агитки некогда выбирать; он творит по вдохновению: история его торопит, и он сразмаху пускает в ход и патетический призыв, и свисток сатиры, и декламацию, и веселую прибаутку, — все средства хороши, когда они своевременны. Разве в походе серое мыло не драгоценнее нежнейшей парфюмерии модного будуара! Разве кипяток без заварки на фронте не слаще душистых чаев гостиной! И печеный картофель там не яство! Так и агитка: ее значение может быть постигнута лишь в свое время и на своем месте. Наиболее благоприятная арена для агитки — военный лагерь, а лагерем была вся наша страна в 1918 — 20 годах. Упрощенный художественный прием как-гигантский резонатор разверзает жерла боевой агитки; колоколом и сиреной вопит она; площадным балаганом веселит уставшего бойца; колоссом-гармоникой баюкает... и достигает цели.

Примечания

1. В годы империалистической войны Д. Бедный писал пораженческие стихи. С момента свержения царя и до Октябрьской революции он ведет большую антимилитаристическую агитацию в стихах. Его стихотворения среди солдат пользовались большим успехом.

2. Известный немецкий дирижер.

3. См. «На фронте под Казанью и Самарой» и др.

4. См. «Обманутым братьям в белогвардейские окопы» и др.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика