Тер-агитка

Кто был читателем Д. Бедного в годы войны? Это была преимущественно деревня, крестьянство. Крестьянство, одетое в военную униформу, крестьянство у себя дома, крестьянство, напиравшее на город, в теплушках, на вокзалах, просыпающееся, смятенное...

Культура читателя Демьяна слагалась из одури религиозного обмана, темноты, трехполки, вина, поножовщины, озлобления, недоверия... Средневековье!

Какой чуткостью должен быть одарен поэт, чтобы расположить к своей лире деревню, где недоверие свило себе вековое гнездо. Пролетарский поэт нашел в своей душе напевы, очаровавшие крестьянство, и глухой прослышал. Частушки, былины, песни — на этих формах воспитан был крестьянин; это та колея, которая безошибочно ведет к цели. Проследите, в каком ритме написаны Демьяновы казачьи песни «Тихий Дон» и «Славная Кубань»...

Казак вино пьет — денег не дает,
Денег не дает, девицу зовет:
— Поедем со мной к нам на тихий Дон,
У нас на Дону весело живут...

Казачьи песни со своим особым ритмическим строем, поэтикой, диалектом и своеобразной напевностью любы казачеству. Демьян овладел и этой формой народного творчества с целью вести агитацию в среде казаков. Конечно, он ориентирует состав песенного творчества по-своему, сообразно своим агитационным целям. Так же поступает он и с былиною. В этом отношении обращает на себя внимание песня пародийно-былинного склада «Расказанское положение»; в ней будто воспевается, а по существу высмеивается мнимая доблесть волжского купечества, жалкие остатки его былой славы, ныне поблекшей, обветшалой.

Есть у нас еще области (бывшие северные губернии: Олонецкая и Архангельская, Поволжье, Донщина, Западная Сибирь), где запомнились и сохранились былины, старинушки, народно-эпические песни, где культивируется эта своеобразная поэзия, где ее высоко ценят, где ухо ловит знакомый былевой ритм и нежно к нему прислушивается. Для них, для жителей этих губерний написаны песни-былины Демьяном Бедным. Внесение в них лукавой насмешки, равно как и рифмы, не притупляет их предназначения. В рассматриваемом стихотворении «Расказанское положение» приемы традиционного былинного творчества только ярче оттеняют ничтожество псевдобогатырей:

Богатырь ли тот Бова он ухмыляется,
Богатырь ли тот Бова похваляется...

Этот мнимый удалец со своей дружиною, сподвижниками и вдохновителями, со своей ратью белогвардейскою через несколько часов после речей бахвальных —

Во всю прыть они помчались без оглядочки,
Растерявши образа и все лампадочки.

А истым богатырем оказывается не похвальбишко надутый, буржуазно-помещичий ставленник, а рабоче-крестьянское объединение. Поэт заключает былину традиционным исходом:

Ой, ты, Волга, многоводная, широкая,
Что широкая, раздольная, глубокая,
Ты тряхни своею вольностию старою,
Зашуми да разбушуйся под Самарою,
Расскажи там всем про дело про Казанское,
Что про войско про рабочее-крестьянское:
Оно движется, несется темной тучею,
Темной тучею, лавиною могучею;
Оно бьется за судьбу свою свободную,
За советскую за власть простонародную.

Мелодия стихотворения напоминает мелодию народных «старин», и кажется, что приведенное заключение — это фрагмент из древнего богатырского эпоса. Вот как достигается поставленная автором цель. Метрика и символика приведенных песен найдут пути к воображению крестьян-поморов или волжан, воспитанных на былевом эпосе. Было бы наивно думать, что Демьян просто тренируется в стилях: а ну, дескать, дай попробую написать на былинный лад... Какая чушь! Нет, это не экзерциц: сотни тысяч крестьян определенных географических областей свыклись с народно-эпическими песнями, хранят их, лелеют, любят. Этот отдел эпической поэзии волнует их наибольше. Ритм и художественные образы былин сведомы упомянутому населению исстари, и они-то и могут разнежить сердца. Этот путь к сердцам и избирает Демьян. Когда советские фабрики отправляют ситец в Персию, они снабжают ткани рисунком персидской графики, иначе чужеземный товар не найдет отклика во вкусах восточного потребителя.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика