Правда-матка

В 1919 году Демьян Бедный напечатал фельетон, задушевную беседу с товарищами красноармейцам и; беседу эту он назвал: «Правда». Он получил письмо от красноармейца, запрос по важному делу: почему в деревне стон стоит от самоуправства местных коммунистов? Подлинное письмо это он переложил на стихи и в стихах же дает ответ своему корреспонденту. Вот письмо-запрос:

Перед вражьими окопами
Притаилась наша часть,
Бьемся с царскими холопами
За советскую мы власть...
Велика отвага гордая
У испытанных частей,
Но слабеет сила твердая
От нерадостных вестей.
Пишут из дому родители,
Плачет каждая строка:
Там какие-то грабители
Утесняют мужика.
Обернулась-де татарщиной
Власть рабочих и крестьян.
Не под новой ли мы барщиной,
Дорогой наш брат Демьян?

Какой ответ на это горькое послание дал бы ура-коммунист? Он, бия себя в грудь, вопил бы, что, дескать, все это клевета, что писал это не честный красноармеец, а подлый буржуй, и т.п.

Ответ Демьяна совсем иной:

Пред товарищами милыми
Я не скрою ничего.
Вам пишу я не чернилами,
Кровью сердца своего:
Нету глупости разительней,
Чем прикрашивать все сплошь.
Правда горькая пользительней,
Чем подслащенная ложь.

Демьян, как подлинный ленинец, знает цену правды, ищет ее, отыскивает, пестует, культивирует ее. Горькая правда куда ценнее подслащенной лжи. Кричите, товарищи, о безобразиях, чинимых местными сатрапами. Общими силами победим подлую гадюку, отъевшуюся на народном теле. Долой примазавшихся! Долой затесавшихся в партию врагов рабочих, врагов крестьянства! Будем вести против них беспощадную борьбу. Железной метлой их! А вы, сознательные мужички, помогайте нам в этом... Не бойтесь, не робейте.

Не пугайтеся охальников:
Есть у нас на них узда.
Всех разнузданных начальников
Ждет возмездие суда...

Это свойский разговор. И красноармеец аккуратно вырезывает демьяновские фельетоны, бережно склеивает хлебным мякишем и отправляет в деревню. Агитация имеет свою внутреннюю ценность: она определяется искренностью. Лживая агитация — зачастую лжеагитация, мнимая агитация, облыжная. Особенно верно это относится к агитации нарочитой, заостренной, сосредоточенной. Здесь эффект агитации прямо пропорционален ее прямодушию, а успех ее разоблачения — ее лицемерию. Агитация белых не имела успеха. Не имела потому, что буржуазия строит свою агитацию на лжи и обмане народных масс. Целесообразность большевистской агитации в том, что она всегда направляла свою энергию в каждый момент в ту точку, которая являлась решающей, но главная ее действующая сила в ее правдивости. Агитация Ленинской школы органически правдива, — в этом успех коммунистов. Владимир Ильич так говорил: «Во всех своих листках белогвардейцы пишут, что у большевиков прекрасная агитация, что они не жалеют денег на агитацию. Но ведь народ слышал всякую агитацию: и белогвардейскую и учредиловскую. Смешно думать, что он пошел за большевиками, потому что их агитация была более искусна. Нет, дело в том, что агитация их была правдива» (т. XVII, 1923 г., стр. 7). Напрасно затрачивали белогвардейцы огромные средств на агитацию. Напрасно привлечены были в Осваг все крупнейшие литературные силы. Агитация не давалась. Пускались и на такую хитрость: печатали псевдонародные стишки, снабжая их подписью: Демьян Бедный. Наивная плутня... Демьян ответил на злоухищрения врагов мудрым в своей простоте красноармейским рассказом «Правда-матка». Конечно, глубокость этого произведения выводит его далеко за пределы красноармейского рассказа. В нем в каком-то волшебном изобилии сосредоточены перлы русского народного ума, переплавленного в пролетарском горне. Финальные строфы и колоны разошлись пословицами, эхом откликаясь в самых далеких углах, и многие, пожалуй, не знают, откуда вышли эти изумительные строки, подхваченные в качестве поговорки, прибаутки, присловья, пословичного изречения и т.п.

Припоминается любопытная агитка 50-х годов прошлого столетия; она трактует ту же тему о «правде» и называется: «Печатная правда»1. Где райком, где стилизованной под ярославца сказовой прозой убеждает автор, что желать освобождения от крепостного права могут лишь неразумные (это в 1858-то году!).

Наши писатели любили изображать русский народ в образе правдоискателя. Но если судить по пословицам, а их на тему «правда — кривда» имеется бесчисленное множество, то крестьянство не очень высокого мнения о правде-справедливости. — «Была когда-то правда, а ныне стала кривда»; «была правда, да по мелочам и в разновеску ушла» и т.п., — это явный пессимизм со вздохами о золотом веке потерянного рая. А что же остается делать? «Не плачь по правде, обживайся с кривдой», — это уже полное утверждение хищничества. Позвольте, а бог — это воплощение высшей справедливости: разве он не поборник правды? Видите ли, здесь хитроумно-наивный выверт тщится оттянуть разрешение на неопределенный срок: «Бог правду видит, да не скоро скажет». Подобное поповское суемудрие — слабое утешение. Старая Горьковская мордовка («Знахарка») так прямо и протестует: «Зачем же нескоро? Раз видишь правду или неправду, — говори сейчас»... Правдоискатели М. Горького — все эти сосредоточенные крестьяне, заумные мещане, кряжистые купцы — все они — взыскующие, но как птица в силках; до всего хотят дойти самостоятельно, в одиночку; люди все гордые, мнения о себе недосягаемого, а бессильны. Рабочий — тот скорее и проще находил путь к правде: марксисты занимались организованной пропагандой в рабочих районах. Правдолюб Горького гордее правдолюба Л. Толстого, он и подвижнее, и проницательнее, и инициативнее. Он уже знает, что «правда лучше веры»; цену ее он понимает, а путей к ней разыскать не может. Кто-то стоит на пути... Кто?

Горьковский крестьянин видит все зло в городской культуре...

— Отчего люди вразброд живут?

— А это от причины грамоты...

Так мыслит вдумчивый Горьковский мужик. И, если хотите, он по-своему прав: что видел он от царско-буржуазной культуры? Жестокость, фальшь, жадность. Все эти университеты, гигиена, стратегия, микротехника, изысканные художества, — что доставалось от всего от этого крестьянству?

Гений ленинской партии впервые в истории наметил путь «лапотной правде»: путь этот в союзе с пролетариатом. Крестьянский лапоть и рабочий сапог идут вместе, и покуда они вместе — крестьянин гарантирован. Правда-истина, как и правда-справедливость, которую так долго искали, — она в пролетарской революции. Все остальное — обман. Все обещания меньшевиков и эсеров свелись к колчаковщине, к деникинщине. Разоблачение обмана — это наша задача в такой же мере, как и пропаганда коммунизма.

Примечания

1. «Печатная правда», 1858 г., цена 12 коп. Санкт-Петербург.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

На правах рекламы:

электронные сигареты купить в литве | t?umacz esto?skiego warszawa, bran?y i rozwijamy в москве

Долгосрочная аренда авто Алматы

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика