Читатель агитки

Читатель... Всякий раз, когда мы натыкаемся на этого потребителя поэзии Демьяна, нам хочется сказать о «читателе» несколько слов. Нельзя молчать. Но не о том мы будем говорить, что в школах среди четырех любимейших авторов, стоящих на первом месте, мы находим Демьяна Бедного. В 1925—1926 годах видный московский педагог произвел анкетный опрос двух тысяч учащихся об их читательских интересах. В результате оказалось, что с Демьяном Бедным конкурируют всего лишь три писателя. Остальные все уступают. Но мы здесь не будем на этом останавливаться, равно как не будем углубляться в библиотечную статистику, показывающую, что Демьян по количеству требований идет непосредственно за Львом Толстым и впереди многих русских и заграничных классиков и современных нам писателей. Не об этом речь. Мы хотим обратить внимание на то, что читатель Демьяна Бедного зачастую не может читать. Не то чтобы он не владел артистическим умением художественной декламации или искусством медленного чтения, гурманством смакования. Нет, он просто неграмотен, не знает алфавита, не может читать даже по складам, т. е. он чужд даже звукового овладения, этого первичного удовольствия читателя. Наш крестьянин — это исключительный объект художественного воздействия: вы, автор, совершенно твердо уверены, что ваше произведение не будет читаемо таким-то процентом (очень значительным) сельского населения, потому что оно не может читать, не обучено механике чтения. Для европейца это звучит странно; но нас, россиян, это не удивит: мы знаем, какое наследие мы получили от царско-буржуазного режима. И вот явился поэт, Демьян Бедный, которого крестьяне читают наизусть, по слуху, с чужих слов. Демьяновские стихи распеваются в хорах, поют их под аккомпанемент гармони, запоминают по слуху, декламируют, варьируют на разные лады, заучивают с граммофонной пластинки, — короче: какими-то путями деревня овладела Демьяном Бедным. Как это произошло? Литературная критика проглядела этот факт и не подготовлена к ответу. А между тем произошло положительно на наших глазах крупнейшее событие своеобразного, причудливого сочетания, перекрестного опыления чисто народной словестности с агит-поэзией Демьяна Бедного. Ведь недаром красноармеец 1918—1920 годов носил в походной сумке томик стихов Демьяна Бедного! Надо сказать, что в походной жизни красноармеец все свое имущество носит на себе, на своих плечах. При этих условиях каждый грамм ноши взвешен на весах самой предельной необходимости. Подарите солдату любую вещь. Он насладится ею до первого похода, а там бросит: на своем горбу он таскает амуницию, снаряжение, пару белья, продуктовый запас, одежду и прочий самонеобходимейший минимум. А вот стихи Демьяна наши воины постоянно носили с собой в походе, ходили с ними в бой, читали их в самых неудобных позах, в окопах, в сфере боя и, бережно храня, уносили в свои далекие медвежьи деревни.

Так где же источник обаяния?

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика