Зрелость таланта. Глава 5

Свой творческий путь Демьян Бедный начинал как лирический поэт. В годы зрелости, утвердившись в роли баснописца и автора сказок, он не отходил и от лирики.

Но она приобрела теперь новые черты: стала конкретнее, самобытнее, прониклась оптимистическим духом. Обращаясь к друзьям по борьбе, поэт восклицал:

Пусть ваше слово будет — пламя
Огня, горящего в груди,
Пусть, развернувшись, ваше знамя
Зардеет гордо впереди,
Пусть гневом вспыхнут ваши очи
И с лиц сойдет уныпья тень,
Тогда скажу я: «Нет уж ночи,
Восходит день».
(«Друзьям»)

Романтическая интонация ранее не была присуща лирике Д. Бедного. Теперь она звучит все сильнее, выделяясь в общем хоре жизнеутверждающей революционной поэзии предоктябрьских лет, — той поэзии, зачинателем которой был автор романтических песен о Соколе и Буревестнике, а продолжателями — пролетарские лирики, поэты большевистских газет (Л. Маширов-Самобытник, А. Соловьев-Нелюдим, И. Садофьев, А. Поморский, В. Зеленский, И. Логинов и др.). Всем пафосом своей суровой правды и патетикой жизнеутверждающих чувств, равно как и остротой своей беспощадной сатиры эта поэзия прокладывала путь новому искусству, органически связанному с идеями борьбы за социализм.

Историческое значение этого факта в полной мере откроется, если вспомнить ту литературно-общественную обстановку, в которой приходилось утверждать поэзию социализма. Газета «Правда» сочла совершенно необходимым развернуть на своих страницах решительную защиту принципов реализма и активную пропаганду всего нового, что рождает в области художественного творчества социалистическое движение масс.

Свыше ста критических статей и заметок об искусстве и литературе, опубликованных «Правдой» за два с половиною года, были объединены идеей борьбы с антиреалистическими тенденциями; они отстаивали все цепное и передовое, что есть в художественном наследии прошлого и в современном искусстве. «Правда» отмечала, что с наступлением повой волны рабочего движения усилился кризис декадентства и все более прочные позиции завоевывают писатели-реалисты. «М. Горький, гр. А. Толстой, Бунин, Шмелев, Сургучев и др., — говорилось в статье «Возрождение реализма», — рисуют в своих произведениях не «сказочные дали», не таинственных «таитян», а подлинную русскую жизнь со всеми ее ужасами, повседневной обыденщиной. Даже Сергеев-Ценский, один из бывших и, несомненно, наиболее талантливых русских декадентов, — ныне определенно идет к реализму. Своеобразным жизнерадостным мироощущением проникнуты все его последние произведения».1

Наиболее ярким представителем реализма в современной литературе газета считала М. Горького. Отмечая появление новых произведений писателя («Сказки об Италии», «Вездесущее» и др.), «Правда» подчеркивала, что Горький не только возрождает реализм, но и открывает новую эпоху развития художественного творчества, связанную с пропагандой идеи социализма2. Широту жизненного кругозора и появление новых, социалистических тенденций отмечала «Правда» и в произведениях пролетарских поэтов. Обширная статья, посвященная «Сборнику пролетарских писателей», указывала, что «содержание... пролетарского творчества неизмеримо сложнее и богаче буржуазного. Оно может и должно захватить всю подлинную, реальную жизнь современного общества»3.

Таким образом, «Правда» боролась за народность искусства, за развитие реализма, за обогащение художественного творчества передовыми идеями века.

Демьян Бедный был одним из ведущих литераторов «Правды» и, естественно, энергичным участником этой борьбы. Короткая язвительная басня «Поминки» ударила по буржуазному сочинителю Иерониму Ясинскому, который ранее публиковал клеветнические произведения о революционных народниках, а теперь пытался очернить имена замечательных писателей-демократов.

Д. Бедный выступил против наветов на Тараса Шевченко, имя которого шовинисты и мракобесы хотели вычеркнуть из памяти народа. Правительством были предусмотрены даже специальные меры, чтобы воспрепятствовать празднованию столетия со дня рождения знаменитого Кобзаря (в феврале 1914 г.). На эти полицейские меры и на измышления буржуазной прессы о том, что украинский народ якобы «забыл тропу» к своему поэту, баснописец «Правды» ответил фельетоном «У могилы Тараса Шевченко», где из диалога между пастухом и черносотенным интеллигентом становится ясно, кто почитает память великого демократа, а кто глумится над ней (фельетон не был пропущен в печать и увидел свет лишь после революции). Наконец, Д. Бедный включился в борьбу за М. Горького, которую вела большевистская печать, поддерживая его выступления против реакционеров и декадентов.

Известно, что в сентябре 1913 года Горький поместил в газете «Русское слово» статью, в которой осуждал попытку использовать романы Достоевского «Братья Карамазовы» и «Бесы» для пропаганды реакционных идей (речь шла об инсценировке этих романов Московским Художественным театром). Тогда буржуазная печать начала «поход» против Горького. Особенно старался бульварный листок, близкий к финансовым кругам столицы, — газета «Биржевые ведомости» (в просторечье — «Биржевка»). Она назвала статью Горького «выпадом» против Достоевского и два номера подряд посвятила публикации мнений различных лиц, снабдив их тенденциозной заметкой. Одновременно декадент Ф. Сологуб сделал в газете «День» кликушеское заявление, будто Горький посягает на «свободу творчества» и «принимает позу городового»...4

С буржуазными газетами полемизировала «Правда». На протяжении двух месяцев (октябрь — декабрь 1913 г.) она публиковала материалы, в которых отстаивала правоту Горького, и полностью разбила «доводы», выдвинутые против него реакционной печатью.

В разгар этой полемики — в октябрьском номере «Современного мира» появилась басня Д. Бедного «Бесы». Она поведала читателю о том, что земляк Максим, отдавая дань мастерству и таланту Достоевского («Ну, прямо, так сказать, светило: я не видал ни в ком такого мастерства»), выразил, однако, удивление и недовольство тем его творением, где «бесы лезут отовсюду».

Автор басни давал попять, что Горький не мог согласиться с тем, как в романе «Бесы» показаны деятели освободительного движения; он хотел предотвратить изображение в лицах (то есть представление на сцене) «всей этой чертовщины». Тогда сошелся на совет «десяток богомазов местных» — и ну кидаться и скулить: «Максим нам, братцы, не указ!», «Зазнался!», «Сказано: босяк», «А лез в передовые», «Ему б давно в городовые!..».

Баснописец не скрывал, кого он изобразил под видом «богомазов». В письме к В. Д. Бонч-Бруевичу, сообщая о том, что сдал в печать новую басню, он заметил: «Очень свирепая басня, задеты личности (Батюшков, Куприн, Сологуб, Ясинский, Арабажин, Потапенко и вся «биржевая» рать)...» (т. 8, с. 423). К этому списку поэт мог бы прибавить имена Д. Философова, Д. Мережковского, А. Ремизова и других, выступивших против Горького на страницах «Русского слова» и «Биржевых ведомостей».

Конечно, прискорбно, что среди «богомазов» оказался А. И. Куприн, которого Горький некогда опекал и литературный талант которого ценил, а также профессор Ф. Д. Батюшков — с ним Алексей Максимович в свое время и переписывался и встречался. Но поэт и здесь был достаточно точен: он сосредоточил свой удар на организаторе злопыхательской шумихи вокруг статьи Горького — Иерониме Ясинском («Ясинский — главный коновод...»). Сатирическое острие басни в конечном счете было направлено против идеологического мракобесия и реакции.

Окна газетных киосков в Петербурге пестрели заголовками самых разнообразных изданий: монархических, кадетских, бульварных, погромных, желто-обывательских, верноподданных, мнимо-оппозиционных. «Правда» вела борьбу за демократического читателя: надо было отвоевать его у буржуазной печати, раскрыть ему всю меру ее продажности, лицемерия, враждебности делу народа.

Демьян Бедный блестяще справлялся и с этой задачей: от него доставалось и полицейско-черносотенной «России», и реакционному суворинскому «Новому времени». и газете «Современное слово», выходившей под флагом «беспартийного демократизма», и крикливой газете «Копейка», которая была особенно опасна для рабочих ввиду ее дешевизны. Растленный и пошлый характер этого бульварного листка, отличавшегося рекламой самого низкого пошиба, был раскрыт в короткой эпиграмме. Автор приводил содержание рядового номера газеты:

Билет
Варшавской лотереи,
Жилет,
Лакейских две ливреи,
Чулки,
Бумажные ботинки,
Брелки,
Секретные картинки,
«Эффект» —
Мазь для особых целей,
Комплект
Резиновых изделий,
Одна
Продажная идейка.
Цена
За весь товар — копейка!

Что же касается «беспартийной» «Современки» (таково было обиходное название «Современного слова»), то поэту оставалось лишь напомнить о лакейском прихлебательстве этой газеты перед центральным органом кадетов:

Пред «Речью»-маменькой — невинная кадетка,
Перед рабочими — жеманница, кокетка, —
Призывно-ласково юлит, юлит, юлит...
Да мама не велит!

Литературные консерваторы всегда любили укрываться за ширму «независимого», «надклассового» искусства. Так было и в годы революционного подъема, когда, казалось бы, для всех уже стал очевиден распад символизма и крах идеалистических теорий и искусстве.

«Долой политику! Да здравствует эстетика!» — продолжали твердить люди, предпочитающие реальным фактам жизни свой болезненный, тощий, растраченный вымысел. Д. Бедный взял эти слова эпиграфом к басне. «Эстетик». Сатирическими мазками изобразил он мир «развалин и гнилья», который столь любезен сердцу проповедников буржуазно-дворянского эстетизма.

В эти годы Демьян Бедный не излагал своей позитивной художественной программы. Он лишь подчеркивал, что готов служить своей музой интересам народа. Он говорил об этом в одном из писем (цитированных выше) и в дарственных надписях на своей: первой книге. «Верьте мне, — гласит одна из них, — что я не склонен к самообольщению и рад буду тому, если Вы признаете во мне единственное качество, мое искреннее, горячее желание посильно служить скорейшему пробуждению и прояснению самосознания того простого рабочего народа, из недр которого я вышел» (т. 8, с. 408)5.

Поэт еще не формулировал конкретных художественных принципов, которых он намерен придерживаться, чтобы выполнить свою высокую общественную миссию, хотя уже следовал им в наиболее зрелых своих произведениях 1912—1914 годов: в жизнеутверждающей романтической лирике, в баснях, сказках и в исполненных сарказма полемических стихах.

Примечания

1. «Путь правды», 1914, 26 января.

2. См.: «Путь правды», 1914, 23 февраля.

3. «Рабочий», 1914, 23 июня.

4. «День», 1913, 1 октября.

5. Книга «Басни» с этой надписью, адресованной А. Г. Горнфельду, хранится в ЦГАЛИ (Центральном государственном архиве литературы и искусства).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика