«Я долг исполнил свой...». Глава 2

Война возродила лучшие традиции творческой работы поэта, накопленные в годы революции, гражданской войны, пятилеток. Дар художественной импровизации, ярко сказавшийся в его давних стихах, помог ему идти вровень с событиями, отвечать потребностям времени. Его произведения печатались нередко в один день с фронтовой оперативной сводкой о победах наших войск. Слова его приветствий освободителям городов звучали вместе с орудийными салютами. Быстрота его откликов на события измерялась часами.

Сила этих стихов заключалась, однако, не только в том, что они поспевали за событиями, но и в том, что они отвечали духовным потребностям советского человека. Заметим, например, как органично вошли в поэзию Д. Бедного картины природы, столь обычные в лирике других поэтов, но довольно редко встречавшиеся в его прежних стихах. Как любовно и нежно передает он мельчайшие подробности весеннего пробуждения земли в повести «Военный урожай»; как меняется пейзаж в «Русских девушках» — от спокойно-приветливого вначале («Зеркальная гладь серебристой речушки в зеленой оправе из ивовых лоз...») до тоскливого («Осенняя рябь потемневшей речушки...»), и, наконец, горестного, тревожного («Металась огненным вихрем гроза», «Средь ночи заплаканный месяц глядел...»). Во сто крат дороже стала для каждого родная земля, — вот почему поэзия природы приобрела такую силу в лирике военных лет. Вот почему она заняла свое место и в творчестве Д. Бедного.

В стихотворных повестях Д. Бедного мы встречаемся с простыми людьми, которые стали участниками великих событий. Автор как бы дает контурное изображение каждого из них, едва намечая характеры. Так узнаем мы сержанта Буренышева и механика Ячменного («Военный урожай»); плотника Раз-долина, уходящего на войну, и его четырнадцатилетнего сына Егорку («Хозяин»); мужественных советских ребят («Орлята» и «Наши дети»). Особый интерес с этой точки зрения представляет повесть «Русские девушки» (самая короткая из всех перечисленных), где автор не только намечает характер, но и прослеживает, как меняется человек, как заставляет его война взрослеть, как обыкновенные люди становятся героями.

В эти годы Д. Бедный вновь обратился к народному эпосу. Он получил возможность открыто и решительно опровергнуть то ложное представление о героях былин, которое выразилось в его пьесе «Богатыри». Это нужно было ему не для полемики с самим собою или с теми критиками, кто приписывал ему намеренное отрицание национально-патриотической сущности русских былип. Нет, героическое в эпосе народа укрепляло национальное чувство и становилось важным средством патриотического воспитания. Потому и защитников социалистической Родины поэт осмысливал в образах богатыре!!. Описывая переправу наших войск через Днепр, он восклицал:

Идут победно в город стольный
Былинные богатыри!

Богатырями представлены и донецкий забойщик, могучий семидесятилетний старик («Слава Родине нашей прекрасной!»), и «силач колхозный» («Богатырский наказ»). В одном из последних своих стихотворений («Праздник победы») Д. Бедный воспел бойцов-богатырей, «чьей бранной доблестью гордимся мы по праву».

Черты былинной архаизации и поэтической романтизации, как мы знаем, не случайны в творчество Д. Бедного. Они восходили к его давней мечте о создании «рыцарской» эпопеи, которая бы отразила труд и подвиги советских людей. В годы войны к изображению возвышенного, легендарно-символического тяготели многие советские поэты. Тенденция эта ярко выразилась в военных балладах И. Тихонова и И. Сельвинского, в поэмах О. Берггольц. Поэтическое изображение русской природы в стихах Д. Бедного перекликалось с лирическим образом России и произведениях А. Твардовского, А. Прокофьева, М. Исаковского; черты архаической лексики и поэтики сближали его стихи со стихами А, Суркова, И. Сельвинского и других.

Балладно-романтическую линию нашей поэзии Д. Бедный поддерживал и жанровым решением некоторых тем. Так, в начале 1943 года он написал балладу «Месть», в основу которой положил историю гибели мальчика из подмосковного поселка. Мальчик любил голубей и был сражен фашистской пулей возле самой голубятни; с его плеча не успела слететь белая птица, когда он без крика упал в снег. Отправляясь от этого факта, поэт сложил легенду о том, как по ночам, воскрешенный народной любовью, встает из могилы русский мальчик и идет навстречу немецкому фронту. «Кто идет?» — спрашивает его вражеский часовой. «Месть!» — говорит мальчик. «Кто идет?»—вопрошает другой и слышит в ответ: — «Совесть!» «Кто идет?» — кричит, содрогаясь, третий, и мальчик произносит: «Мысль!»

Вражьи пушки стреляют в него и винтовки,
Самолеты ведут на него пикировки,
Рвутся мины, и бомбы грохочут кругом,
Но идет он спокойно пред пушечным зевом,
Белый голубь сидит на плече его левом.

Высокая поэтичность, сочетание реального, жизненного со сказочным, романтичным — такова особенность произведений лиро-эпического жанра, созданных Д. Бедным в военные годы.

Немалыми достоинствами отличались и его плакатные стихи. Связь с традициями русского революционного плаката и фронтовой опыт гражданской войны сказались как на их содержании, так и на художественных особенностях. Д. Бедный всегда учитывал специфику плакатного стиха, его отличие от стиха газетного. Единство графического и словесного решения темы, наглядность образов и сюжета, использование некоторых приемов лубочной живописи и лубочного стиха — все это сделало «Окна сатиры» не только меткими по содержанию, но и броскими, запоминающимися.

Среди рукописей, хранящихся в архиве поэта, находится текст стихотворного обозрения «Смех убивает», написанного для массового народного зрелища. Там есть такие строки:

Пусть остается враг все тем же злым врагом.
Пусть он еще силен, свиреп и нагло-дерзок,
Но если смех звенит кругом,
По если враг для пас уже не только мерзок,
Но омерзительно смешон,
Погибельный конец злодеям предрешен!1

Словами этими автор как бы сформулировал основной идейный принцип своей антифашистской сатиры: смех — признак нашего великого превосходства над врагом, сколько бы он ни куражился и как бы ни был он «свиреп и нагло-дерзок».

Целый каскад сатирических песенок, фельетонов, памфлетов, пародий и эпиграмм обрушил поэт на врага. Надменные и спесивые завоеватели оказываются жалкими авантюристами, примитивными грабителями, отпетыми уголовниками, возомнившими себя «избранной расой». Явившись на нашу землю непрошеными гостями, они либо навеки остаются в ней, либо покидают ее калеками. С едкой сатирической насмешкой пишет об этом поэт в фельетонах «Счастливый Бенито», «Драй нетук!», «Подарки с Ост-фронта», «Прилетела ворона издалеча...» и многих других. Испытанный еще в гражданскую войну макаронический стиль, дающий острую речевую характеристику завоевателей, отточенность портретного рисунка, динамичность сюжета — все это поставило фельетоны Д. Бедного в число заметных явлений нашей военной сатиры.

То же следует сказать о баснях. Автор сумел придать им злободневность, емкость, выразительность, ибо следовал не поэтическому канону, а реальным потребностям боевого искусства. Еще раз продемонстрировал свою живучесть старый, испытанный жанр. Басня «Волк-моралист» не случайно начиналась словами: «Расскажем басенку, тряхнем... не стариной». А в басне «Шулера» автор предупреждал:

Иная фабула уж до чего стара,
Но как она порой подходит к разговору
О том, что было лишь вчера!

То, что «было лишь вчера» и о чем следует рассказать сегодня, составило содержание басен «Обиженный вор», «Доверчивый кум», «Змеиная природа», «По гостю — встреча» и других, какими бы стародавними ни казались повествовательные приемы. Басня осталась жить в нашей поэзии и после войны, что лишний раз подтвердило законность ее существования в современном искусстве.

Примечания

1. Архив Д. Бедного (ИМЛИ).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика