В. Едкий. «Травля Демьяна Бедного с тех пор и поныне»

Что мы сейчас знаем о Демьяне Бедном? Да практически ничего. Мы гораздо больше знаем о Маяковском, Есенине, Блоке, а о Демьяне Бедном почти ни чего. Лишь тысячи улиц, названных в его честь в разных городах России, напоминают нам о том, что был такой человек. Если спросить людей, смотрящих на табличку с указанием улицы, и спросить их — кто был такой Демьян Бедный — они скорее всего ответят, что он был вроде пролетарский поэт. И это все что они о нем знают.

А ведь это был великий поэт. Но волны времени смыли людскую память о нем, его книги стали почти запрещенными, и даже в нынешнем Интернете, в котором есть все в изобилии, его произведения найти совсем не просто. Что же до вышепредставленной поэмы, то стыдно сказать, но она в настоящее время есть всего на двух сайтах. И все это результат травли автора, которая развернулась с момента публикации, и продолжается и поныне. Потому что слишком многим поэма Демьяна Бедного стала поперек горла, и его имя стало — Табу.

Едва прочтя первые главы его выдающегося антихристианского произведения-протеста, все православные фарисеи с саддукеи зашипели от злости. Они не могли найти себе место, и стали извиваться как змеи, одержимые желанием ужалить. Злоба и ненависть гнилостными червями и поныне шевелятся в их душах, при одном упоминание имени — Демьян Бедный.

Немудрено, что примеру пастырей последовала паства. И один из таких ханжей-лицемеров Сергей Есенин, написал следующие строки:

Когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна.
Мне стыдно стало так, как будто я попал
В блевотину, изверженную спьяна...
Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером немало.
Разбойник был, Иуда был.
Тебя лишь не хватало.
Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрей, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.
(Настоящее имя Демьяна Бедного было Ефим Алексеевич Придворов.)

Просто потрясает, насколько неумело, коряво Есенин выразил свое неудовольствие. Написать так плохо как он, стыдно даже убогому поэтику-графоману. А он не постеснялся предложить свой жалкий вирш в печать, но ему отказали. Но все же его слова не забыли, и верующие стали передавать этот ужасный примитив из рук в руки. Это один из секретов Есенина, как он сумел прослыть как «великий» поэт. Хотя главное все же была женитьба на старой, и всемирно известной танцовщице Айседоре Дункан.

Для сравненья я приведу одно стихотворение Демьяна Бедного, что бы вы смогли почувствовать разницу:

Вожу пером, ребятушки,
По белому листу.
С народом я беседовать
Привык начистоту.
За словом, сами знаете,
Не лезу я в карман,
Но не любил я отроду
Пускаться на обман.
За правду распинаюсь я
Уж много-много лет
И за словечко каждое
Готов держать ответ.
Написано — подписано,
Читай меня — суди.
Любовь и злая ненависть
Сплелись в моей груди:
Любовь — к народу бедному
И ненависть — к панам,
К царям, попам, помещикам
И всяческим «чинам».
За то, что раскрываю я
Всю правду бедняку,
Меня б дворяне вздернули
На первом же суку.
Пока же на другой они
Пускаются прием:
Печатают стишоночки,
Набитые враньем.
Стишки моею подписью
Скрепляют подлецы,
Чтоб их вранье за истину
Сочли бы простецы.
Но с подписью поддельною
Уйдешь недалеко.
Мои ль стихи, иль барские, —
Друзья, узнать легко:
Одной дороги с Лениным
Я с давних пор держусь,
Я Красной нашей Армией
Гордился и горжусь.
Мне дорог каждый искренний
И честный большевик.
В моем углу два образа:
Рабочий и мужик.
За строй коммунистический
Стоял я и стою.
Помещикам, заводчикам —
Пощады не даю.
Стремясь рассеять знанием
Души народной мрак,
Я — враг всех бабьих выдумок
И всех поповских врак.
Как вы, люблю я родину,
Но — не рабыню-Русь,
Которой помыкала бы
Разъевшаяся гнусь.
Люблю я Русь народную.
Советский вольный край,
Где мироедам — места нет,
Где труженикам — рай.
Еще, друзья, приметою
Отмечен я одной:
Язык — мое оружие —
Он ваш язык родной.
Без вывертов, без хитростей,
Без вычурных прикрас
Всю правду-матку попросту
Он скажет в самый раз.
Из недр народных мой язык
И жизнь и мощь берет.
Такой язык не терпит лжи, —
Такой язык не врет.
У Кривды — голос ласковый,
Медовые уста,
У Правды — речь укорная,
Сурова и проста;
У Кривды — сто лазеечек,
У Правды — ни одной;
У Кривды — путь извилистый,
У Правды — путь прямой;
В сапожках Кривда в лайковых,
А Правда — босиком, —
Но за босою Правдою
Пойдем мы прямиком!

Не нужно трех раз, что бы любой человек, имеющий свое мнение, смог бы догадаться, что как поэт Демьян Бедный был намного талантливей Есенина. Достаточно почитать несколько пособий по поэзии, что бы убедиться, что там утверждается обратное. Так кому вы больше верите? Тому, что читаете своими глазами, или тому, что вкладывают в вашу голову другие? А говоря иначе — у вас есть своем мнение, или вы думаете, решаете и оцениваете чужим умом?

К сожалению, в поэзии очень мало значит как написано. Гораздо больше значит — кто написал. И почти всегда все делает имя, а не талант. Но тут еще немалую роль сыграло — что было написано. Ведь Демьян Бедный закатил такую правдочку, что злоба в сердцах христианских не ослабевает и поныне, и у них одно желанье — растерзать, распять несогласного. Даже вроде бы лишенные власти и влияния, они все равно сумели отомстить Демьяну Бедному. Потому что имя им легион, и они были повсюду. И как результат, его стихи перестали печатать, его исключили из партии, за ним была установлена слежка:

Десятки миллионов нынешних православных христиан не желают признавать, что христианство — это чужеземная, еврейская религия, которая навязывалась силой. Триста лет Русь крестили огнем и мечом. Миллионы русских людей были зверски замучены. А после настало религиозное мракобесие, когда нельзя было слова сказать, что бы бдительные ревнители нравов, не выдали тебя на расправу инквизиции, и на муки адские.

Но вот время поменялось, и в России произошла еврейская революция 1917 года. Пришло великое зло, и тень покрывшая Россию, не спала до сих пор. Но как всегда, не бывает абсолютного зла. И в каждой тьме есть проблеск света. Поэтому можно сказать, что евреи-большевики сделали три хорошие вещи: отменили две буквы в русском алфавите, перешли на григорианский календарь, и сказали — бога нет.

Настало время, когда стало можно писать часть правды, о церкви и религии. Пришла пора сказать верующим — бросайте свой наркотик. Но все это не сопровождалось репрессиями, или во всяком случае репрессиями такого масштаба, как репрессии времен мракобесия. Казалось бы, настало время дать слово другой стороне. И если вспомнить, что верующие вырывали языки несогласным столетья, то было бы честно, дать наконец слово другой стороне, раз настало их время.

Верующие часто говорят, что верить или нет — это личное дело каждого. И если так, так дайте сказать свободно людям своего времени. Тем более что вы сами 1000 лет могли лгать. Дайте сказать оппонентам. И если верить или не верить — это личное дело каждого, не мешайте им. Но верующие опять не смогли спокойно пройти мимо, им снова захотелось решать за других, и они опять начали указывать что должно, а что не должно.

Вот почему Есенину спокойно не сиделось, вот почему ему понадобилось топнуть ножкой? Почему он не мог смотреть, как Демьян Бедный кроет еврейского божка, который органически чужд русскому народу, и которому была принесена огромнейшая кровавая жертва. Почему глупый Есенин не вспоминал пытки в застенках русской православной инквизиции. Где людей кнутом и раскаленным до бела железа заставляли верить в еврейского божка?

Но у верующих нет стыда, поэтому Есенин стал защищать и оправдывать Христа, которого нельзя оправдать, потому что все великое зло, принесенное еврейской революцией в Россию — ничто в сравненье с великим злом, которое принес в этот мир Христос Немилосердный. И что глупому Есенину до стонов миллионов жертв клерикализма — ведь ему не слышны их стоны, да и хруста костей под ногами он тоже не слышит. Он как сталинист, твердит свои пыльные догмы, только у одних ангелом был Сталин, а у других — Иисус.

Он не видит полноводных рек крови и слез, которые текущих в горло Христа, он не видит их, потому что он закрыл глаза. Он не хочет видеть и слышать, он хочет закрыть правду, и растоптать несогласного. Христиане всегда делали так, и выступали они не с открытым лицом, а под масками, и все решали они не обсужденьем — а шушуканьем, и сговором. Потому что они ненавидят правду, которая страшна. Потому что они прячутся от истины, которая ужасна. Потому что они обожают ложь, которая так сладка и красива. А суть как всегда двуличное ханжеское лицемерие.

Нет им покоя и сейчас. В 2005 году Русская Православная Церковь снова достала Демьяна Бедного, переименовав город Демьян Бедный — в город Спасск (Пензенская область). Видно они собрались мстить ему вечно, с люто-христианской ненавистью. А потому, если кто видит эти тексты — качайте пока висит, потому что очень скоро это может исчезнуть.

Ну и напоследок — в текстах которые я смог добыть отсутствуют многие главы. Я не знаю, были они написаны, или их нет вовсе. Если кто-то поможет мне прояснить ситуацию — буду очень благодарен.

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика