Н.П. Зубова. «Песня Демьяна Бедного "Проводы" в устной традиции»

«Филологические науки». — 1986. — № 2. — С. 71—72.

Песня Д. Бедного «Проводы», созданная в годы гражданской войны, устойчиво сохраняется в народном репертуаре. Популярности песни способствовали частые публикации ее в сборниках стихов Д. Бедного, включение в песенники, выход в грамзаписи уже в 1918 г., плакатное воплощение. Но причины давней известности «Проводов» лежат глубже. И.Н. Розанов писал: «Одной из причин успеха «Проводов» является, конечно, удачный мотив, заимствованный из украинской песни, но главное значение имел, несомненно, авторский текст». Текст песни привлекал исполнителей актуальностью темы, характером ее решения, простотой и доступностью языка.

В содержании «Проводов» отразились важные перемены в сознании людей, происходившие в результате революционных преобразований. Герой песни, рядовой красноармеец, — из тех солдат, что «по охоте» идут воевать «с барским сбродом». Агитационные призывы эпохи гражданской войны удачно соотнесены Д. Бедным со старыми, веками складывавшимися в народе представлениями о «распроклятой злодейке службе царской», с сентенциями рассказа новобранца о тяготах и опасностях службы, в результате чего песня обрела смысловую насыщенность и глубину, афористичность слога, особую эмоциональность звучания. Знакомая по дореволюционному фольклору ситуация — проводы в армию, плач родных, горе матери — наполняется новым содержанием: новобранец прерывает вопли несознательной родни, убедительно разъясняет необходимость службы в Красной Армии, борьбы за «землю, волю», данные крестьянам советской властью.

Песенные образы «Проводов» ярки и выразительны. Некоторые из них были знакомы исполнителям из традиционного фольклора: «мать-старушка», «молодая жена» (родня советует пареньку жениться и рисует ему будущее с молодой женой).

В песне органично переплетаются разные речевые пласты. Так, в высказываниях родни много просторечных слов и выражений: «чай», «эвон», «любо-мило», «пропадешь ни за что ты», «сколько сразу нам земли привалило» и др.; в этих высказываниях выражены коренные заботы крестьян о земле, достатке, семье, в них звучит извечное горе рекрутства. Противопоставление им новых суждений, агитационных призывов и пояснений создает песенный спор, активный диалог, заинтересованно воспринимаемый и легко запоминаемый исполнителями.

Таким образом, песня «Проводы» обладала содержательными и поэтическими достоинствами, которые способствовали ее массовому исполнению. Но в результате длительного устного бытования она претерпела некоторые изменения. Причины их различны: это и перемены в культурном уровне исполнителей, и особенности памяти певцов. Даже удачный поэтический текст может быть не лишен, как писал И.Н. Розанов, «кое-каких мелких дефектов», которые возможно устранить при песенном исполнении. Исследователь отметил некоторые поправки, внесенные в текст «Проводов» по требованиям благозвучия: «...чтобы не было стечения согласных в «как тут вся», третий стих получил... новый вид «тут и вся моя семья». Здесь рифмой (меня — родня) жертвуется... ради легкости произношения при пении. Что же касается до замены слова «родня» словом «семья», то это мы не всегда наблюдаем».

Анализ народной «редактуры» песни производился также В.М. Сидельниковым, который рассмотрел один из вариантов «Проводов», записанный им в с. Чашниково Московской обл., и обратил внимание на, казалось бы, несущественные замены — на уровне звуков, частей слов и отдельных слов. Однако незначительное, на первый взгляд, «редактирование» сделало песню более удобной для пения, благозвучной, плавной, что, по свидетельству фольклориста, было признано и самим автором песни, ознакомленным с записанным текстом. В проанализированном В.М. Сидельниковым варианте «Проводы» изменены следующим образом: «В пятой строке авторского текста — «А куда ж ты, паренек» — опускается звук «ж» как лишний, неудобный для пения. В восьмой строке — «Не ходил бы ты, Ванек, да в солдаты» — выбрасывается «да», а между согласными «в» и «с» вставляется гласная «о», так как два рядом стоящих согласных звука... не совсем удобны для совместного произношения». Вместо «аль с охоты» поется «аль с охотой»: это придает строке большую ясность смысла, да и окончание «ой» петь легче, чем тянуть звук «ы»; вместо «не скулите вы по мне» поется «обо мне», поскольку именно так говорят в народе, а слово «утеснений» заменяется более близким массовому читателю и слушателю словом «притеснений». Ярче и выразительнее, по мнению В.М. Сидельникова, звучит в сравнении с авторским четверостишием 5-й куплет песни:

Как дела теперь пошли:
Любо-мило!
Сколько сразу нам земли Привалило!

(Авторский текст)

Эх, дела теперь пошли —
Любо-мило!
Глянь, земли-то сколько нам Привалило!

(Народная редакция)

Выводы И.Н. Розанова и В.М. Сидельникова о варьировании «Проводов» в делом подтверждаются новыми записями песен. Изучение вариантов дает возможность проследить и ряд других изменений.

В шести рукописных вариантах «Проводов» из архива МГУ им. М.В. Ломоносова (записи 1970-х — начала 1980-х годов) авторский текст заметно сокращен. Обычный «предел» позднейших записей — «Что б осталось от Москвы, от Расеи?». Из 17 авторских строф поют первые 10, причем отдельные из них также могут быть опущены. Сокращение произошло в основном за счет второй части стихотворения, более риторичной и отчасти повторяющей сказанное в первых 10 строфах. Завершающая строфа вариантов — «Будь такие все, как вы, ротозеи» — одна из наиболее емких по смыслу в песне Д. Бедного. «Москва» и «Расея» — обобщающие определения революции, ее завоеваний, всего нового в жизни крестьян, поэтому вполне закономерным представляется окончание песни, в котором упоминается название Советского государства и его новой столицы — Москвы, утверждается необходимость их защиты .

Варианты «Проводов» не меняют смысла авторского текста. Словесное же их оформление по сравнению с первоисточником оказалось менее устойчивым. Стихотворение Д. Бедного насыщено союзами, частицами, предлогами, междометиями, местоимениями, для него характерны разговорные интонации, восклицательные и вопросительные конструкции, что затрудняет буквальное запоминание текста при его устной передаче. Поэтому варианты отличаются в частностях, изменяются многообразно. В том числе получают дальнейшее развитие и проявления варьирования, отмеченные исследователями ранее. Так, В.М. Сидельников указал на то, что в строке — «А куда ж ты, паренек» — при пении опускается звук «ж», как лишний и неудобный. Но в одном из вариантов этот звук образует новую частицу «же», не нарушающую песенного благозвучия — «А куда же ты, Ванек». Исполнитель лишь переставил слова «паренек» и «Ванек», отличающиеся по длительности. В.М. Сидельников подметил и такие устойчивые изменения песни, как произношение «во солдаты», «не скулите обо мне», «притеснений» вместо «утеснений». Записи показывают, что наряду с «притеснений» поется еще и «угнетений», наряду с «не скулите обо мне» — «не болейте обо мне».

Уже в песенниках 20-х годов вместо авторской строки — «Эвон в поле и в избе» — нередко печаталось: «Эх, во поле и в избе».

В современных записях вместо «эвон» поется: «Глянь, во поле и в избе сколько дела!» («глянь-ка», «еще»). Лишь в одном случае строка соответствует авторской. Очевидно, слово «эвон» как нарочитое просторечие устарело и начало исчезать из песенных вариантов еще в 20-е годы.

При всей текучести словесного состава песни отдельные строки и строфы ее были приняты без изменений — строки о женитьбе на Арине, о «Москве» и «Расее», строфы «В Красной Армии штыки» и «С молодой бы жил женой». Некоторые строки меняются незначительно: «Мать страдает по тебе» вместо «Мать, страдая по тебе». Начало строфы — «Будь такие все, как вы, ротозеи» — в вариантах может быть заменено синонимичным выражением: «Если б были все, как вы, ротозеи».

Отмеченные словесные изменения совершенствуют форму песни, придают ей большее благозвучие и плавность. Синонимичные переделки вызваны особенностями устной передачи текста. Дословное усвоение значительной части первоисточника свидетельствует о подлинной народности «Проводов» — песни доступной и простой по форме.

Наряду с вариантами «Проводов» был записан вариант их переделки — популярной песни 20-х годов «Эх, и била меня мать, и ругала». Она часто публиковалась в песенниках, вошла в народный репертуар. Симпатии исполнителей вызывала героиня песни, проявляющая по отношению к отсталым взглядам, косному быту ту же неуступчивость, что и красноармеец «Проводов». Другие переделки «Проводов», печатавшиеся в песенниках того времени, не отмечены в устном бытовании: они явно подражательны, не отличаются глубиной проблематики, а некоторые из них содержат сниженную лексику («За газету», «Бабья песенка»).

«Проводы» Д. Бедного называются исполнителями и «советской» и «старинной» песней. Оценка «старинная» употребляется в значении «известная многим», «давно распетая народом». Песня близка разным поколениям советских людей главной своей мыслью — призывом защищать социалистическое Отечество, а также яркими, запоминающимися образами, ясностью и простотой языка, задорным напевом. Она непрерывно изменяется исполнителями, и в то же время в ней сохраняются смысл и основные особенности авторского поэтического языка.

Партнеры

Поиск по сайту



Статистика